Мы – компания созданная специалистами в области земельного и экологического права. Мы имеем большой опыт работы в органах государственной власти, постоянно повышаем свою квалификацию и приобретаем новые профессиональные навыки и знания. Наши сотрудники не только оказывают юридические услуги, но и занимаются научной и преподавательской деятельностью, участвуют в научных и практических семинарах и конференциях.

Отечественное водное законодательство: работа над ошибками

В начале ХХI века, с утверждением и дальнейшим развитием в России рыночных отношений, было разработано, принято и вступило в силу новое водное законодательство. С 1 января 2007г. вступил в действие новый Водный кодекс Российской Федерации от 03.06.2006г. №74-ФЗ1. Это означал новый этап правового регулирования водных отношений, который еще в процессе обсуждения вызвал неоднозначную оценку экспертов.
В ст.3 ВК РФ 2006г., в отличие от ВК РФ 1995г., предусмотрена система принципов водного законодательства. Через десять лет после принятия ВК РФ 1995г. была осознана необходимость прямо в тексте главного водного закона изложить основные начала правового регулирования водных отношений. В этом кроется один из несомненных плюсов ВК РФ.
При этом законодатель (в отличие от ВК РФ 1995г.) по непознанным причинам не стал определять понятия водоемов (озер, водохранилищ, прудов, обводненных карьеров) и водотоков (рек, каналов, ручьев), что, как считают многие эксперты, уже есть упущение, делающее водные правоотношения довольно невнятными. К примеру, в ВК РФ отсутствует определение понятий прудов и карьеров (их именем корысти ради могут назвать малые озера и водохранилища), относительно которых допустимо многообразие форм собственности. Это может породить коллизии между различными участниками правоотношений, собственность которых на эти водоемы допускается ВК РФ. Особенно остро стоит вопрос не с муниципальной, а с частной собственностью на пруды и карьеры2.
С самого начала эксперты подчеркивали, что новый федеральный кодекс есть укрепление договорных начал в водных отношениях, сокращение разрешительных способов регулирования. Но уже с самого начала было не совсем ясно, на каких конкретных условиях хозяйствующий субъект осуществляет переуступку прав и обязанностей по договору водопользования третьему лицу, ранее не входившим в контакт с уполномоченным органом власти (ст.19 ВКРФ). Здесь, к сожалению, коррупциогенный пробел в водном законодательстве, чреватый ещё и спекуляциями, очень вредными для водного хозяйства.
ВК РФ 2006г. сделал «шаг назад» по сравнению с ВК РФ 1995г. и в плане бассейновых методов управления (бассейновые соглашения были забыты). Только в силу Водной стратегии Российской Федерации на период до 2020 г.3 российские власти подступают к задаче усиления роли бассейновых советов по примеру Франции и Испании.
Вопреки позитивному европейскому опыту ВК РФ 2006г.и в отличие от прошлого ВК РФ 1995г. не закладывает финансовых механизмов целевого (природоохранного) освоения средств, полученных хозяйствующими субъектами за право водопользования. В этом ВК РФ не соответствует прогрессивному европейскому принципу: «Вода платит за воду».
В ВК РФ 2006г., по сравнению с ВК РФ 1995г., смягчен режим водоохранных зон и прибрежных защитных полос, сокращен их максимальный размер, допущено строительство в прибрежных защитных полосах. Законодатель пошёл навстречу частным интересам и во многом закрепил реальную ситуацию на берегах водоемах и водотоках. Однако в «новом» ВК РФ запрещены наиболее экологически вредные действия на берегах (например, захоронение отходов производства и потребления). Очевидно, замысел законодателя заключается в установлении не очень взыскательных, но зато исполняемых хозяйствующими субъектами требований. Но до сих пор не ясно, станут ли от этих уступок российские владельцы недвижимости экологически ответственными, или, напротив, ещё больше не будут знать удержу?
В то же время, названные изменения в режиме водоохранных зон их различных полос нельзя считать окончательными. Ведь в Плане мероприятий по реализации Водной стратегии Российской Федерации на период до 2020 г. в рамках Раздела I «Совершенствование нормативного правового регулирования» предусматривается регламентация хозяйственного использования территорий водоохранных зон (включая их прибрежные защитные полосы), усиление ответственности за нарушения требований в целях предотвращения загрязнения, засорения и истощения водных объектов.
При этом ВК РФ 2006г. был написан с расчетом на более 20 постановлений Правительства РФ, которые с течением времени были приняты. Однако конкретные государственные функции управление (мониторинг и учет, контроль и надзор) еще далеки от совершенства. Показательные действия по мониторингу вод Олимпийской зоны еще не восполняют изъянов с отсутствием реального обмана гидрологической информацией между участниками мониторинга, а также недостаточностью наблюдений за берегами и дном многих рек и озер, их водоохранными зонами и прибрежными защитными полосами.
Кроме того, без присмотра оказываются многие малые реки и озера, ручьи, родники, ключи, пруды и карьеры. Изъяны мониторинга сообщают изъяны и водному реестру, который недосчитывается этих малых водных объектов. Следовательно, эти природные образования могут быть объектами сомнительных и даже незаконных манипуляций природопользователей, в том числе собственников недвижимости. Засыпка, произвольное запруживание, огораживание и присвоение в частное незаконное владение водоемов и водотоков- вот что мы знаем из сообщений СМИ и данных Росводресурсов.
По объему правового регулирования ВК РФ 2006г., более краткий по объему, чем ВК РФ 1995г., оказался своего рода не кодексом, а аналогом «Основ водного законодательства», которые практиковались на уровне бывшего СССР. Такая форма закона не является порочной и по природе своей свойственна для федеративного государства.
Однако в отличие от советского законодательства ВК РФ 2006г. со своими договорами и аукционами ориентирован на чрезмерную коммерционализацию, сопряженную с наращиванием коррупционных рисков. Нередко законодатель идет на неоправданное смещение баланса частных и публичных интересов. «Выправить» этот дисбаланс берется Водная стратегия Российской Федерации на период до 2020г.: её разработчики пытаются после «работы над ошибками» переориентировать водное законодательство в нужном русле, вернувшись на более верные экологические позиции.
Данный баланс понадобится соблюсти и в области «морского» правового регулирования, которое только разворачивается в России. В России не удалось убрать еще не одно «нефтяное пятно». Поэтому предлагается настроить право и государство на решение проблем защиты морской среды от загрязнения углеводородами и иными опасными веществами посредством специального закона по защите морской среды (предполагают также закон по управлению береговой зоны, имеющий место в ряде зарубежных государств). По замыслу его разработчиков, необходимо законодательно районировать морские акватории, что обеспечит дифференциацию правового режима хозяйственного и иного использования.
Подобные законы имеются в Японии, Корее, Канаде, КНР (он там достиг результатов).
Есть и иное альтернативное предложение: ограничиться принятием двух других федеральных законов:
- об обязательном страховании риска ответственности за загрязнение морской среды и внутренних водных путей;
- о фонде компенсации за экологический вред морской среде и внутренних водных путей4.

1. Р/Г №121 от 8 июня 2006г.;
2. Здесь и далее см. Боголюбов С.А., Сиваков Д.О., Водное законодательство в вопросах и ответах. Научно-практическое пособие. – М..:Институт законодаетльства и сравнительного правовдения при Правительстве РФ. Юридическая фирма «Контракт», 2009, стр.44-46;
Сиваков Д.О., Водное право. Учебно-практическое пособие/ 2-ое издание. М.: Юстицинформ, 2009г., стр.29-34;
3. СЗРФ. 2009.№36. Ст.4362;
4. Материалы к заседанию Высшего экологического совета Комитета Государственной Думы по природным ресурсам, природопользованию и экологии 7 июня 2010г. 

Возврат к списку



МИИГАиК





Наши телефоны:
(499) 502-5495
(495) 943-6442
ООО "ЗемЭко" Все права защенены
Webbylon - Создание и поддержка сайта